БЕНЕФИС ГАЗЕТЫ «ВПЕРЁД». 1990 год

Выступление – поздравление коллективу редакции от Виноградовской центральной библиотеки 17 июня 1990 года.

БЕРЕЗНИКОВСКИЕ ЛЕДИ
— Уважаемые леди! Я думаю, что все вы знаете по какому поводу мы сегодня вышли на сцену?
— Конечно, мы пришли сюда для того, чтобы засвидетельствовать своё высокое почтение нашей любимой газете!
— Буквально вчера, леди, я нанесла визит нашей редакции…
— Что редакция произвела на вас впечатление?
— Да, особенно помещение. Я считаю, что это лучший офис в Березнике, и ему может позавидовать зелёный дом (РК КПСС), не говоря уже о Доме культуры.
— Да, леди, я давно знаю, что Дом культуры просто умирает от зависти ко всем тёплым помещениям…
— Не потому ли, леди, работники Дома культуры так бодро бегают по фойе?
— Это у них ежедневная спортивная разминка, чтобы быть в форме!
— Я не ослышалась, леди, шуба – это спортивная форма?
— Нет, это у них зимняя униформа.
— Кстати, о спорте…
— Спорт, леди, это тема, которая занимает третье место в нашей газете после сельского хозяйства и лесозаготовок.
— Да, у нас в районе процветает футбол, хоккей, волейбол, бег, теннис, стрельба, лыжи…
— И что у нас много спортсменов по этим видам спорта?
— О, да!
— Не знаю, как вы, леди, а я знаю только одного – Александра Скорнякова.
— Правильно, леди, это крестный отец нашего районного спорткомитета.
— Но у него же был помощник?
— Увы, леди, он сошёл с дистанции на почве сокращения штатов!
— Боюсь, леди, как бы ещё и Скорнякова не постигла такая же участь…
— Побойтесь бога, леди! Кто же будет тогда снабжать спортивными материалами четвёртую страницу нашей газеты?
— Леди, вы забыли про рекламу. Говорят, что спонсоры и реклама – это сейчас модно?
— Да, наша газета очень любит моду. Она часто советует женщинам приготовить что-нибудь из модных продуктов, например, из брынзы…
— И что же вы приготовили из брынзы, пользуясь советами нашей газеты?
— О, леди, я сразу же пошла к памятнику, чтобы добыть кусочек брынзы, но, к сожалению, не смогла достать ни крошки…
— Да, леди, газета часто забывает сообщить, где и как можно добыть тот продукт, который она рекламирует!
— Но, леди, вы не забывайте, что наша газета более всего занимается рекламой лучших людей района.
— Как-то я перелистала её страницы, и перед моими глазами предстало почти всё население района — в портретах…
— Вы хотите сказать, леди, что у нас каждый может назвать себя лучшим человеком района?
— Не знаю, леди, но, видимо, так считают наши фотокорреспонденты…
— Да, леди, фотокорреспондент – это единственный человек, чью фотографию я не встречала в нашей газете!
— Кстати, леди! Почему наша газета называется «Вперёд»?
— Очень просто, леди. В своё время был дан приказ «Ни шагу назад!». С тех пор мы и идём вперёд…
— Я слышала, леди, что наша газета является «слугой двух господ»?
— Что вы, леди! У нас в стране даже господа принадлежат народу!
— Вы знаете, леди, что в нашем районе, оказывается, очень ценят лес, об этом часто пишет газета «Вперёд».
— Да, это ещё раз подтверждает, что мы – очень русские люди. Как сказал Мамин-Сибиряк: «Русский человек ценит лес только тогда, когда изведёт его до последнего дерева».
— Вы хотите сказать, что мы уже дожили до последнего дерева?
— Нет, но мы ещё не дожили до того дня, когда лесом будут владеть Советы…
— Позвольте, леди, а из чего мы будем строить дома, когда не будет леса?
— Как из чего? Из кирпича, который, например, использован в строительстве лучшего «ледяного» дома в Березнике.
— О, представляю, леди, как хорошо жить в доме, построенном без единого гвоздя, без печей, без труб, без сараев, без…
— Да, там без претензий живут счастливые леди, джентльмены, бэби, о чём со страниц газеты регулярно всем сообщают, что они ещё живы…
— Неужели никто не может им помочь? Мне кажется здесь просто надо власть употребить!
— Ах, леди, власти так заняты собой…
— Вы эту мысль, леди, нашли в нашей газете?
— Да, я умею читать между строк!
— Я прочитала в нашей газете, что первым и единственным спонсором районного исторического музея был и остался директор совхоза «Моржегорский», выделивший по поручению СТК 200 рублей для нужд музея…
— Да, и этим он обессмертил своё имя. Все личные вещи директора, имеющую историческую ценность, будут приняты на вечное хранение в музей бесплатно.
— Вы слышали, леди, что в первом в стране сельскохозяйственном кооперативе «Красная горка» был юбилей?
— О, да. «Я знаю надели рейтузы,
По новой французской моде,
Сюда прилетали французы,
К известному Бороде…» (Е.Пономарёв)
— И теперь, когда нашей газете дотошные читатели задают вопрос: «Откуда у Сивкова мясо?»
— Газета гордо отвечает: «Оттуда!»
— А, в свободное от кооперации время, Н.С.Сивков свободно владеет французским языком, и даже обучает этому свободных от совхозного ярма бычков…
— О, Сивков, оказывается, самый свободный предприниматель в союзе…
— Нет, в России!
— В союзе…
— Так ведь союза, леди, у нас почти нет!
— Но об этом, леди, наша газета ещё не сообщала!
— Вы помните, леди, как в 1989 году наша газета серьёзно заболела «сахарной болезнью»? Как мы тогда переживали…
— Что, в Березнике появился избыток сахара?
— Нет, всего лишь статей и телеграмм на эту тему в газете…
— Так, значит диабет нашей любимой газете сейчас не угрожает?
— Да, и свободная продажа сахара населению – тоже.
— Представляете, леди, на моих глазах Глазачев Г.И. повернулся «затылком к лечебнице»!
— Ничего особенного, зато благодаря этому мы стали лучше различать истинное лицо больницы…
— Но ведь настоящий джентльмен не будет поворачиваться спиной…
— Да, настоящий джентльмен делает вид, что здравоохранение в районе абсолютно здорово…
— Я узнала из газеты, что в 1989 году 9 врачей, воспользовавшись появлением Кашпировского на экранах ТВ, исчезло из Березника…
— О, я всегда говорила, что под обаянием Кашпировского так легко раствориться…
— Но почему растворяются именно врачи?!
— Диагноз этой болезни, леди, давно устанавливается на страницах нашей газеты.
— И как себя чувствует больной?
— Пока без сознания1
— Не дают нашей газете покоя любители овец: одним надо машину для чесания шерсти, другим шкуры сдать некуда, а джентльмен из Моржегор мечтает дублёнки шить… Что бы посоветовали этим озабоченным людям, леди?
— Развести павлинов. Важности у этой птицы ничуть не меньше, чем у нашего райпотребсоюза.
— Да, ни от тех, ни от других нельзя ждать ни рыбы, ни мяса, ни хлопот…
— Вы заметили, леди, наша газета очень любит задавать вопросы?
— Да, леди, но на них ни у кого не находится ответов…
— Что, очень трудные вопросы?
— Нет, леди, мне кажется, что у газеты очень трудные клиенты. Давайте поможем ответить нашей любимой газете на несколько вопросов.
— Наша газета, например, часто спрашивает: «Будет ли отдача от гектара?»
— Да, будет, если повысится урожайность культур и пойдёт на повышение очередной директор совхоза.
— «Каким быть партийному собранию?» — строго спрашивает газета коммунистов.
— Леди, я считаю так. Явка на собрание строго добровольная. Решения – добровольные. Выполнение – строгое!
— «Будет ли легче Ваеньге?» — с состраданием пишет в газете леди Тамара.
— Будет, если газета станет интересоваться состоянием больной ежедневно и при её жизни.
— «Кому нужна капуста»?
— О, нет, где взять капусту!
— Не ссорьтесь, леди! Ежегодно на страницах нашей газеты проходит традиционный «капустник».
— Да, поставщики не знают куда сбыть горы капусты…
— А покупатели ищут кочаны по магазинам днём с огнём!
— И чем же заканчиваются такие «капустники»?
— Тем, что торжествует традиция! Браво, леди! В газете следует открыть рубрику «приглашаем на капустник»!
— Я хочу уточнить, леди, что капуста для засолки на «капустнике» продаваться не будет1
— Вы разочаровали нас, леди…
— Да нет. Я всего лишь чту традиции нашей торговли. Это моя слабость.
— Но ведь наша газета пытается разрушать такие, с позволения сказать, традиции…
— О, леди! Газета пытается разрушать, а торговля возводит стену молчания.
— Печально, леди, что разрушение ведётся в одностороннем порядке…
— Леди, а как высока стена молчания, как вы думаете?
— Я думаю, она настолько высока, чтобы разрушить её надо, по меньшей мере, разрешение президента СССР
— Леди, наш президент так занят1 Я предлагаю оградить наших покупателей от торговли «Гостиным Двором»
— Да, леди, пожалуй, это единственная газета, способная помочь нашей районной разрушать плохие традиции и строить мосты взаимопонимания.
— В «Гостином дворе» все торговые проблемы решаются как семечки…
— Кстати, о семечках1
— Я слышала, леди, что уважающие себя леди и джентльмены никогда не будут плеваться шелухой на улицах, в школе, в Доме культуры…
— Да, леди, они бы с удовольствием плевались яблоками, помидорами или огурцами, но на нашем базаре из цитрусовых круглогодично продаются только семечки!
— В таком случае, следует предложить нашему районному Совету принять закон, охраняющий права и обязанности любителей семечек…
— Это почему же?!
— Я думаю, что результат будет такой же эффективный, какой был в 1985 году после принятия в стране антиалкогольного Закона…
— Да, леди, в своё время наша газета вела активную антиалкогольную кампанию: сама не пила и другим не давала, заражала личным примером!
— И что многих заразила?
— Да всех, у кого нет талонов.
— А я, леди, ничего не могу пить, кроме молока…
— Кстати, о молоке1
— Знаете ли вы, леди, что в 1987 году в районе образован клуб доярок-трехтысячниц под девизом: «Помог сам – помоги другому»?
— С тех пор отряд трехтысячниц растёт, а молока в районе всё меньше и меньше…
— Куда же оно пропадает?
— Говорят, что растут наши потребности…
— Нет, леди, всё гораздо проще. Действует второй закон диалектики: количество переходит в качество. Раньше молоко стоило 25 копеек, а сейчас 40!
— Но читатели нашей газеты согласны покупать молоко по любой цене, лишь бы оно было.
— К сожалению, леди, редакция забыла своевременно сообщить об этом коровам!
— Я читала, леди, что в сельском хозяйстве у нас активно внедряется подряд, аренда…
— Леди, чем же эти новые формы отличаются, я не совсем понимаю.
— Чего тут непонятного? Подряд предлагается всем подряд, а аренду каждому подряд не предлагают!
— Значит, арендой могут заниматься избранные?
— Не избранные, а те, у кого есть здоровье, сила, власть…
— Думаю, леди, что при таких условиях на аренде могут работать только наши Советы, у них там все нужные для этого качества есть.
— Не думаю, леди, что Советам нужна аренда, у них и без того зарплата, какая арендатору из Моржегор Н.Д.Костромину и не снилась…
— Мы несколько отвлеклись, леди. О повышении зарплаты работникам Советов наша газета широкую общественность не извещала…
— Говорят, леди, это типичная черта бюрократов скрывать правду от народа?
— Да, читатели газеты спрашивают есть ли бюрократы в районе?
— И что ответила газета?
— Она сказала, что есть, но только каждый должен спросить об этом «с себя, и тех, кто рядом».
— Леди, моя мама говорила, что раньше наша газета возглавляла движение «Всем классом на фронт ударный». Это правда?
— Да, это правда. С тех пор фронт откатился от нас очень далеко. Вместе с молодёжью…
— Ой, леди! А куда же смотрела страница «Под контроль масс»?
— Фи, леди, она не заметила исчезновения «Радуги», «Родника», потеряла «Патриота» и «Гайдаровца»…
— Предлагаю уволить страницу «Под контроль масс», как не справившуюся с должностными обязанностями.
— Боюсь, что это не удастся!
— Но почему же, леди?
— Массы уволить невозможно. Ищите конкретного контролёра!
— Но так же не бывает, леди!
— Бывает. Знаете ли вы, леди, что последняя районная сессия, целиком посвящённая культуре, была проведена в 1977 году?
— О, это было так давно, ещё за 8 лет до апрельской революции…
— Уверяю вас, леди, что с тех пор вопросы культуры не сходят со страниц газеты
— А, работники культуры, леди, считают, что со страниц газеты не должны сходить вопросы работы коммунальной службы…
— Милые леди! Давайте поговорим о чём-нибудь более приятном!
— Слышали ли вы, леди, что сейчас отдел районного радиовещания стал отделом газеты «Вперёд»?
— Ах, вот в чём дело! То-то я думаю, что же это по вторникам и пятницам наше местное радио шуршит, как газетные страницы!
— Уважаемые леди! Я вынуждена сообщить вам пренеприятнейшее известие. После долгой и изнурительной предвыборной борьбы исчез из поля зрения жителей Виноградовского района депутат В.Егоршин!
— Да, леди, газета приносит искренние сожаления своим читателям по поводу этого преждевременного ухода…
— У меня есть небольшое объявление, леди. Для тех, кто любит путешествовать. Уехать в посёлок лесорубов и речников Устьваеньгу вы можете 3 раза в неделю: по понедельникам, средам, субботам. Возвращение СРП вам гарантирует в любой, удобный для вас день: понедельник, среду, субботу. Приглашаем к путешествию1
— Что-то я не помню, леди, чтобы газета об этом писала…
— Что вы, это же материал для будущего судоходного сезона!
— Вы хотите сказать, леди, что наша газета отстаёт от жизни?
— Нет, леди, она идёт с ней в ногу.
— Так что же вы от неё хотите?
— Чтобы мы, идя за ней, всегда могли видеть её затылок. Извините, леди!