Тринадцатая книга из цикла таёжной робинзонады Леонида Невзорова «Таёжный запой».

Удивлять, так удивлять! Даже самый нелюбознательный человек остановит свой взгляд на этом томе: о чём это автор пишет?

А пишет он о людях, влюблённых в лес, лесную жизнь, и не готовых менять её ни на какие городские удобства.

Очередная книга о любви к лесу и людям — «Таёжный запой» — вышла в 2013 году в издательстве «Правда Севера». Тираж её – 500 экземпляров.

В ней Леонид Иванович продолжил своё присутствие в пинежских краях, посетив Городецк, Суру, Шуйгу, Кулосегу, Новолавелы. В 13-и главах с оригинальными названиями: «За хорошее Бога благодари, а за худое – пуще», «Городецкая деревенька – дугой, дугой, дугой», «Нищетой черна твоя земля, Иоанн», «Жили со славой, а ныне – с дырой», «В гостях у Лешего» рассказывает о жизни современных пинежан. А те, в свою очередь, вспоминают своих отцов и дедов. Ой, а там столько такого, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Вот только послушайте:

«Я и в чёрта верю, во всяких нечистых. Когда о таком близкие люди говорят, то мало сомневаешься. Своих ведь обманывать не будут. Мне мама рассказывала. Женку звали Натальей, а поскольку муж её был Степан, то Натальей Степанихой. У неё дочь имелась – Надька. На пожне сено ставили. Она дочери говорит:

-Поди кошеницу поворачивай, а я корову на бор сгоню. – Есть такое место – Долга лужа. Вот там всё и произошло. Только Степаниха туда подошла – оказалась на пиру. Кругом существа, похожие на людей. Сидят за большим столом. Столы гнутся от всякой снеди. Пригласили и Степаниху. Рюмку вина налили:

-Выпей-ка за наше здоровье.

А она, прежде чем опрокинуть, по обычаю своему перекрестилась:

-Господи благослови!

Только молвила это, как тут же всё видение исчезло, как будто ничего и не бывало, словно померещилось это Степанихе. Очухалась едва. Осмотрелась. Сидит она под большой ёлкой, а в руке еловая шишка. Корова стоит рядом. Вернулась к дочери, про всё это наваждение ей поведала. Та ещё и не поверила:

— Может, ты задремала с устатку.

— Так я же корову за верёвку тащила. До сна ли, девка! Черти это на шабаш собирались на Долгой луже.» («За хорошее Бога благодари, а за худое – пуще»)

Егор Артемьевич Хромцов: «Пиши так, как говорю. Это правда. Из своей головы ничего не придумываю. И оборотни есть. У нас был пастух Осип Васильевич, честный, добрый мужик. Сам мне рассказывал. Пас в лесу стадо. Сам устроился на опушке леса. Костёр развёл. Чайник поставил и вскипятил. Снял его и к огоньку пододвинул, чтоб шибко не остывал. Только за кружку взялся, глядь, недалеко из леса два чужака вышли. А у него собака всегда с собой. Очень чуткая. Она никого не пропустит, облает, а уж про незнакомцев нечего и говорить. А тут даже головы не подняла, словно никого не слышит, будто и нет рядом никого. Они уже возле костра. На пастуха внимания не обращают. Только один произнёс:

— Ух, тут чаёк греют!

А другой:

-И собака тут же.

А первый:

— Неплохо бы чайком согреться.

И исчезли, словно туман. Пастух руку к чайнику протянул, а его нет. Улетучился. Собаку только и стукнул с обиды:

— Раззява! Оборотней не облаяла» («Не скатерть-самобранка дорога ветерана»)

И ещё одна подобная история: «Матвей Данилович, как уже сказано здесь, отличался своеобразием. Он верил не только в Бога, но и в чёрные силы. Например, в людей-перевёртышей. Он рассказал одну историю, которую слышал якобы от своего деда. К деревне повадился медведь и стал драть скотину. Странным было то, что он из стада как бы выбирал свою жертву, словно она была заранее с какой-то меткой. Селяне в конце концов взялись за ружья, устроили разбойнику облаву и завалили его. Когда зверя обснимали, то – об этом Матвей говорил с присущей ему убедительностью – под шкурой оказался мужской кафтан. Такой же носил один из мужиков в деревне. Тут и стала ясна такая необычная повадка медведя. Мужик-оборотень расправлялся с коровами тех хозяев, с которыми был в неладах, на кого затаил зло.

Но учинить над ним расправу не удалось. Кинулись к нему в избу, а он пропал, словно улетучился. Так больше и не появился в деревне.

Подобным рассказам в те дремучие годы верили». («И дальней памяти нетленный звон»)

Верить или не верить в это нам сейчас – личное мнение каждого. А в книгах Невзорова сохраняется не только жизнь и история отдельных человеческих особей, но и то, какие события имели место быть в разных местностях, как люди, попавшие в непростые ситуации в деревне, на реке, в лесу, находили выход из них. Одним словом, жизнь во всех её проявлениях В этой книге перед нами предстаёт целая галерея ярких личностей, настоящих патриотов своего далёкого лесного края: Никифоровы, Хромцовы, Фёдор Николаевич Волков, Александр Васильевич Варлачёв, Михаил Фёдорович Труфанов, Леонид Николаевич Ефименко. На цветных фотографиях можно увидеть лица этих людей, и, конечно, у читателя возникает зримое представление о героях книги Невзорова.

Следует сказать, что все предыдущие книги тоже щедро снабжены фотографиями природы, домов, людей. Без них даже самые интересные тексты многое бы потеряли. Привыкли мы, современные люди, к «видеоряду». Вот и автор на обложку книги поместил портрет. «Павла Петровича Собинина я сфотографировал со шкурой волка. Матёрый трофей, завидный. Чтоб он смотрелся полным фасоном, я попросил охотника встать на чурку. Не всякого так снимешь».

Не теряйтесь, нас снова ждёт следующая книга и следующая встреча в конце августа!