Седьмая книга из цикла таёжной робинзонады Леонида Невзорова «Пинежским оком».

Вы не были на Пинеге? Значит, у всех нас есть прекрасная возможность совершить туда увлекательное путешествие. Автор «многосерийного романа» о народной жизни Леонид Иванович Невзоров поведёт нас сегодня на родину своих предков.

В 2008 году он издал книгу «Пинежским оком, или Безмолвная река» (тираж -500 экземпляров). Именно с этой книги началась у него непреходящая любовь к пинежской земле. «В Едоме я узнал, к своей великой радости, о своих родственниках. Это произошло нечаянно. Услышав мою фамилию, Инна Николаевна Южакова вдруг сказала:

 — А моя бабушка Павла была в девичестве Невзоровой.

 — Она из Немнюги?

 — Оттуда.

Выяснилось, что Павла – сестра моего деда Алексея Гавриловича. Инна Николаевна (выходит, мне троюродница) показала в Едоме старый дом – пятистенок:

 — Бабушка строила его сама. Жизнь у неё очень трудная была, интересная. Я очень её любила». («Жизнь – долгая неделя»)

В Кушкопале автора приютила ночлегом Любовь Андреевна Кокорина. Женщина очень гостеприимная, как и многие пинежане. Вот небольшой эпизод из её жизни: «Ещё школьницей восхищалась своими пинежскими местами, книжки читала и вздыхала порой:

 — Всё про чужое написано, про нас – то уж никто не скажет, а уж лучше – то нашей округи, кабыть, не сыщешь. Однажды зашла в избу, там какой – то мужик за столом сидит. Степенный такой, при галстуке. Видно, как батя его обхаживает. На стол выставлено, как на праздник. Тихонько отца попытала:

 — Что за гость такой важный?

 — Это, Любка, — говорит, — наш писатель из Верколы. Тут же прямёхонько, в голос, и брякнула, обрадовалась:

 — Наконец – то и у нас свой писатель, а то всё про других пишут.

То был знаменитый Фёдор Абрамов (позднее его книги стали любимыми у Любови Андреевны), он ещё несколько раз побывал у отца, своего, как оказалось, единомышленника».

Жительница Сульцы Дина Фёдоровна Пономарёва поведала Леониду Ивановичу необыкновенную историю из жизни своей матери. Когда Дина была грудным ребёнком, мать получала денежное пособие, которое выдавали в Карпогорах. Это путь длинный, без ночёвок не обходилось. «За шестнадцать километров от родной Сульцы заночевала Таисия на почтовой станции Холоская. Тут с мужиками оказалась, с охотниками. Она – то кормящая мать, молоко в грудях одолело, а не с руки от него избавиться. Вот лежит на лавке, мается, уснуть никак не может.

У охотников своя проблема. Медведицу убили, а медвежонка родящего захватили с собой. Он изныл, верно, от голодухи, ничего не берёт, только брыкается и орёт. Спать никому не даёт. Постояльцы лампы зажгли, косолапого баюкают. Таисия придумала для него уговор:

 — Дайте – ка его мне, я его, мабуть, покормлю, а то груди у меня распухли от молока – то!

 — Он, баламут, титку – то тебе всю погрызёт.

 — Так ведь он ещё не зверёнок, а ребёнок.

Потеха состоялась. Дала Таисия ему грудь, он и прильнул, как к материнской. Всю, до суши, опустошил, да ещё и припрашивал, коготками скрёб. Но не больно, не взаправду, а от сытости, от сладости. Тут же его в мешок сунули, он и уснул, как упал». («Жизнь – долгая неделя»)

В главах книги: «Ясный – точка отсчёта», «Кеврола: точка поставлена», «Хожено не хуже лёжаного» перед нами предстают удивительные люди, не побоявшиеся «попасть в книгу», которых автор сумел разговорить и вызвать на откровенность. Они охотно посвящали его в тайны леса, рыбалки, делились любовью к родной пинежской земле. Многие печалились о судьбе реки Пинеги, которая с каждым годом теряет былую ширь и глубину, мельчает и беднеет. Возможно, Леонид Иванович где — то и приукрасил в рассказах человеческие лесные подвиги, но книга от этого только выиграла. Побывал наш путешественник в Голубино, на Красной горке, посетил Пинежский краеведческий музей, оставил в этой книге свои впечатления от увиденного.

Одним словом, для нас – читателей — все хождения писателя не хуже лёжаного с его книгой на диване. Приятного времяпровождения!

Встретимся в следующем путешествии по книгам Леонида Невзорова через три недели.